ru
Войти
Логин
Пароль
Поиск
Четыре стороны одной медали. Как «Донбасс» выиграл единственный для Украины международный трофей

Четыре стороны одной медали. Как «Донбасс» выиграл единственный для Украины международный трофей

13 января 2021 г.
Своими впечатлениями от победы поделились тренер, игрок, болельщик и режиссер трансляций
В январе 2013 года ХК «Донбасс» на своей домашней арене «Дружба» в Донецке принимал Суперфинал Континентального кубка IIHF, где за единственный на тот момент еврокубок также боролись белорусский «Металлург» из Жлобина, итальянский «Больцано» и французский «Руан».

13 января донецкая команда добыла третью победу из трех возможных, разгромив французских «Драконов» со счетом 7:1. Таким образом, впервые украинский клуб стал обладателем европейского клубного трофея, а спустя годы эта победа по-настоящему стала исторической.

Телеканалом XSPORT о той победе были собраны воспоминания очевидцев с четырех разных сторон: со стороны игрока – нападающий Сергей Варламов, со стороны тренерского штаба – помощник главного тренера Сергей Витер, со стороны болельщиков – фаны Алена Билан и Сергей Шемшур, а также со стороны «за кадром» – режиссер телетрансляций турнира Николай Осыченко.


«Все очень нервничали, потому что играли дома – нужна была только победа. Это, конечно, всегда сложно, когда перед тобой ставят определенные цели. По ходу сезона команда сплачивалась, объединялась.

Помню, первый матч был очень нервозным. Мы выиграли у «Металлурга» из Жлобина всего лишь 1:0.

В первую очередь: это было тяжело. Не у всех ребят была игровая практика на тот момент, потому что в сезоне больше играли легионеры, но ребята подошли к этому очень профессионально, все сплотились. Каждый выложил от себя 100% того, что он мог, а некоторые даже чуть-чуть больше. Благодаря этому мы смогли добиться такого результата.

По большей части вспоминаешь третью игру против «Драконов» из Руана, которые нас расстроили за год до этого. Третий матч был самым нервозным перед игрой, но по ходу игры удалось забросить большое количество шайб и третий период уже проходил в спокойной атмосфере.

Если бы пришлось играть на выезде, думаю, было бы тяжелее. А так, на своей арене. Где нам было очень комфортно, удобно, поддержка болельщиков «Донбасса»… все это очень сильно помогало. Нервозность, конечно же, была. Страх, боязнь ошибиться, но мы смогли это преодолеть и добиться желаемого результата. Мы знали, что от нас ждут победы и мы сами от себя ее ждали».


«Невозможно передать, что ты тогда ощущал. Это была не просто победа команды, а как своя победа или победа всей Украины, всего Донецка, было что-то такое… это, конечно, не Олимпиада, но ощущения были очень нереальными.

Хотелось выйти к игрокам, хотелось каждого поздравить лично, поблагодарить. Ощущение было, что это не команда выиграла, а что все мы победили. Ты тоже ощущал себя частью команды.

Мы очень долго стояли и не отпускали команду, и когда уже даже игроки ушли, мы стояли и аплодировали. Помню, когда поздравляли, как все это красиво сделали на «Дружбе», как посыпалось конфетти. Все это еще больше придавало эмоцию праздника. Помню фейерверк, как мы вышли на улицу. Был очень хороший, красивейший фейерверк».



«Для меня было гордостью, что я тоже был частичкой этой команды. Может быть на расстоянии это не передавалось, но какая-то ниточка все-таки существовала, потому что то настроение, которое создавалось в этом фан-кафе, думаю, передавалось и игроки чувствовали, что за спиной находятся болельщики, которые хотят достичь тех же результатов, как и команда.

Матчи проходили в Донецке, я смотрел их в фан-кафе, которое находилось в нашем городе (Зугрэс, Донецкая область – прим.). Те эмоции, которые происходили именно на арене, передавались и нам – болельщикам, которые находились на расстоянии. Было очень приятно, была гордость за то, что это именно в нашей стране.

Помню тренера Юлиуса Шуплера – специалиста, который привел к этому кубку нашу команду.

Было очень много положительных эмоций после третьей игры. Это состояние – эйфория. Придя домой, не мог долгое время уснуть – эмоции выплескивались наружу. Хотелось всем этим поделиться со своими друзьями, коллегами».



«Нужно было просто выиграть. Настраивались на победу, нужна была победа. Потом, спустя некоторое время, пришло ощущение, что мы первые в этом.

Это был самый важный матч, так получилось. «Металлург» привез очень хорошую команду, сыграли «от ножа». Турнир – скоротечный. Они тогда хорошо настроились, можно сказать, вышли умирать на льду. Мы не дрогнули в этот момент, команда у нас хорошая была. Голевое чутье Жени Дадонова – 1:0, выиграли игру, пошли дальше.

Юлиус Шуплер – человек опытный. Могу так сказать: благодаря его словацкому юмору и какому-то ломаному английскому он где-то разрядил обстановку, потому что напряженность была. Когда было волнение, он нашел нужные слова и ребята с улыбкой вышли после собрания, то есть, было хорошее настроение. Где-то это повлияло на исход.

Нам нужно было выигрывать, чтобы порадовать болельщиков. Сделали это – молодцы. Настроение и эмоции были хорошими. Выиграли для Донецка, для руководства, для болельщиков. Это незабываемо, было здорово».



«Чувствовалась некоторая ответственность. Ответственность за то, что клуб из твоего родного города, из твоей родной страны, может и должен взять такой международный трофей, который расскажет в очередной раз о том, какой уровень хоккея в стране, какой уровень клуба, какой уровень болельщиков. На тот момент я помню, что болельщики у меня, как у человека, который имел отношение к этому, спрашивали, как попасть на игру или где их можно посмотреть, если не можем попасть.

То есть люди относились к этому довольно ответственно, это было не что-то рядовое. Это было нечто, что ярко и органично легло в канву празднования Нового года, Рождества, Старого нового года. Это был своеобразный праздничный день.

Мы на нервах были, очень жестко. Ответственность была довольно-таки высокая, потому что все «международники» наблюдали за этими матчами. Важно было показать не только уровень игры родного клуба, важно было показать и то, что мы способны, мы готовы, мы можем показывать на мировом уровне матчи такого масштаба.

При каждом голе нашей команды в ПТС-ке (передвижная телевизионная станция – прим.) и даже за камерами люди радостно кричали «гол!», потому что ты чувствовал, что твоя команда побеждает-побеждает-побеждает.


Тебе передается воля к победе, когда ты видишь, что твой клуб, несмотря на удаления, на травмы, грызут лед и бегут дальше. Даже я видел, что мои люди за камерами делают то, что в будничных матчах они бы не делали. То есть, они берут такие кадры, такие планы, которые раньше они бы не брали. Они чувствуют, что, глядя на ребят на льду, они тоже показывают максимум, они прыгают выше головы.

Все работники ПТС, все операторы за камерами, все режиссеры повторов, звукорежиссеры и режиссеры тоже они верят в некие приметы, они верят в какие-то штуки, которые могут принести удачу любимому клубу. Все эти дни вся моя команда она не брилась – этого мало, но когда ты видишь всех этих людей с легкой небритостью, то это выглядит странно.

До последней минуты матча, наверное, до свистка мы не выносили камеру из ПТС на улицу, мы не растягивали кабель для того, чтобы снять салют, потому что мы считали, что это плохая примета. Поэтому, как только прозвучал свисток, прозвучала сирена, два инженера кинулись выносить эту камеру быстрее-быстрее, причем я на них ругался, чтобы они это делали быстрее, потому что уже вот-вот все должно было быть, а у меня еще камеры нет».

Источник: xsport.ua

Читайте также